Как верующие возрождали главный храм Западного Донбасса

В этом году православные Павлоградщины отмечают замечательный юбилей. Ровно четверть века назад был возвращен верующим главный храм Западного Донбасса – Собор Нерукотворного Спаса, именуемый в народе церковью Голубицкого. А 21 год назад состоялся чин его Великого освящения.

О том, как это происходило, журналистам рассказал благочинный Павлоградского церковного округа протоиерей Валентин Цешковский.

А посреди алтаря – прыжковая яма!

- Батюшка, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, как начиналось возрождение храма?

- Ходатайство о передаче верующим здания храма Нерукотворного Спаса было подано еще в советские времена, в конце 1990 года. И спустя несколько месяцев, в начале 1991 года в горисполкоме нам сообщили, что Москва дала на это согласие (тогда через нее все решалось). Нам разрешили прийти, осмотреть здание церкви, которое принадлежало тогда городской детско-юношеской спортивной школе. И даже позволили прихожанам провести в нем уборку после того, как тренеры со своими воспитанниками забрали из зала спортивное оборудование.

Первое богослужение в открывшемся храме состоялось 15 февраля 1991 года в праздник Сретения Господня. Мы заранее оповестили всех наших прихожан, что в этот день не будет службы в Успенском храме – единственном на то время действующем во всем регионе. А состоится первая (и очень радостная!) служба в Соборе Нерукотворного Спаса (все знали его как спортшколу гороно).

Еще ни крестов на куполах не было, ни иконостаса в храме - там даже не все спортивные снаряды унесли. А посреди алтаря находилась прыжковая яма. Чтобы поставить временный престол, пришлось заложить ее досками, которые во время службы очень вибрировали под ногами. Мы даже опасались, как бы чаша с Причастием не опрокинулась…

Помню, было очень многолюдно. Верующие заполнили весь храм. А потом, когда вышли во двор святить воду и свечи, то и там яблоку негде было упасть – столько народу пришло в открывшийся храм.

Освящение воды
15 февраля 1991 года. Протоиерей Владимир Жилкин освящает воду и свечи на подворье Спасского собора


После богослужения я обратился к прихожанам и попросил их отнестись с пониманием к тому, что мы на полмесяца закроем храм. Необходимо было навести порядок и установить иконостас.

Храм возрождали всем миром

- Много предстояло работы?

- Очень много! В самом начале нам предстояло решать сразу несколько задач. К примеру, нужно было оборудовать вход. Южная дверь, через которую мы все сейчас заходим в собор, была наглухо заколочена. Ступеней перед ней не было. В храм входили через здание спортшколы – со стороны нынешнего Музейного переулка. Кому это могло понравиться?! Поэтому мы приделали к южной двери временный деревянный трапик, после чего приступили к реконструкции храма. Прежде всего, подняли алтарный амвон, сделали полы, зашили добротными досками прыжковую яму. Боковые приделы – Благовещенский и Никольский – расчистили.

Тогда это был одновременно и храм, и стройплощадка, и склад. Стройматериалы заносили и хранили прямо в церкви. Потому что другого помещения у нас тогда в этом месте не было – ни административного здания, ни церковной лавки, ни хоздвора, которые сейчас имеются… Даже туалета не имелось!
В притворе размещалась канцелярия, где велась наша документация. Здесь же была оборудована сторожка и маленькая кухонька, чтобы люди, которые целыми днями трудились над восстановлением храма, могли приготовить себе еду.

Все это время мы усиленно работали: сняли полы, деревянные решетки с окон. Когда наступила весна, срезали всю старую систему отопления – трубы, которые были сплошь дырявые. В течение 1991 года мы полностью обновили отопление, приступили к ограждению церковного двора. Кстати, большую помощь в оборудовании новой системы отопления нам тогда оказал Павлоградский химзавод, генеральным директором которого был В.С.Дудко.
Северная сторона крыши настолько прохудилась, что толстые своды были буквально пропитаны водой и покрылись грибком. Мы все это счищали, сушили, протравливали, штукатурили и покрывали росписью. Потом повесили центральное пятиярусное паникадило (люстру).

Внутренние стены храма, окрашенные какой-то непонятной голубой краской, расчистили и зашпаклевали. И художник из Ленинграда расписал их орнаментом.

1991 год. Так выглядел Спасский собор вскоре после передачи его верующим


А в 1992 году мы сделали наружный ремонт собора. Стены тогда были выкрашены в зеленый цвет. Но дело в том, что цвета в церковной символике имеют определенное значение. Зелеными могут быть троицкие храмы. А Спасскому собору этот цвет никак не соответствовал. Поэтому мы решили делать фон белым с желтой отделкой. Потому что храму, носящему имя Господне, присущи белый или золотистый цвета.

В том же 1992 году мы благоустроили и территорию, прилегающую к храму. С озеленением нам помог мэр Павлограда Виктор Романюк (посаженные тогда елочки и сейчас украшают церковный двор). А еще он договорился с меценатами, чтобы нам выделили тротуарную плитку, изготовленную на ПЖБ. Начали обносить территорию собора ограждением, которое заказали на Литмаше.

Тогда нам очень многие помогали. Откликнулись шахты, колхозы, заводы (ПМЗ, ПЗТО, ПХЗ, Литмаш), - практически все предприятия и хозяйства региона так или иначе участвовали в возрождении храма.

Спасали иконы, водружали колокола

- Сколько времени длилась реконструкция храма?

- Основные работы по восстановлению собора длились ровно четыре года. За это время мы подготовили храм к Великому освящению. В нем уже был установлен нынешний центральный иконостас, изготовленный почаевскими мастерами, и боковые иконостасы – Благовещенский и Никольский.
Кстати, боковые иконостасы - это плоды наших трудов: я проект нарисовал, отец Тарасий Потеруха изготовил его своими руками, а помогал ему отец Алексей Латохин (он тогда еще дьяконом был). Местные художники Ольга и Анатолий Слободины восстановили некоторые старые иконы и написали новые.

В годы гонений с куполов храма сняли кресты – остались одни шпили. Поэтому в самом начале возрождения собора мы установили на куполах деревянные кресты, а позже поменяли их на металлические. Но этого было недостаточно. Мы стремились к живому общению с людьми, живой проповеди. Вот и решили как можно скорее вернуть на место колокола.
Когда мы поднялись на колокольню, чтобы изучить возможность их установки, то увидели, что там жили голуби - пол был покрыт 10-сантиметровым слоем птичьего помета.

Ступеньки, ведущие на колокольню, были деревянные, полусгнившие. Мы решили их заменить более долговечными металлическими. Когда рабочие начали убирать голубиный помет, то обнаружили, что половицы на колокольне сделаны из икон. Причем безбожники уложили их ликами вверх! То есть по ним ходили!

Эти образа (ими оказались иконы Святителя Николая Чудотворца и святых угодников с главой Иоанна Предтечи) аккуратно отчистили от помета. А когда вынесли их на свежий воздух, краска и грунтовка буквально на глазах начали трескаться. Поэтому сразу же занесли иконы в помещение и накрыли тканью. А после художники Ольга и Анатолий Слободины их отреставрировали, и теперь эти иконы находятся в центральном и северном иконостасах храма.

Кстати, некоторые специалисты считают, что эти образа спасли птицы – их помет стал своеобразным консервантом, который не позволил разрушиться краске…
Так вот, не успели мы спустить с колокольни иконы, как прямо по Божьему промыслу подъезжает к храму КамАЗ с прицепом с воронежскими номерами (машина попала в наш город проездом). Водители спрашивают, не нужны ли кому в наших краях колокола? Я отвечаю: конечно, нужны! 

Но храм тогда только открылся, денег не было. Что делать?! Ведь колокола всегда дорого стоят, так как сделаны из сплава цветных металлов.Я упросил водителей дать мне сутки времени для сбора нужной суммы. И пока они отдыхали, для меня началось горячее время. Других церквей на многие километры вокруг не было, мобильных телефонов - тоже.

Мы буквально бегали по домам прихожан, одалживали, где могли. И таки удалось собрать нужную сумму, чтобы купить комплект колоколов. И когда установили колокола и стали звонить – радости не было предела!

Апрель 1991 года. Протоиерей Валентин Цешковский освящает колокола перед поднятием их на колокольню Спасского собора

Но тут к нам стали обращаться с претензиями некоторые жители соседних домов: мол, почему шумим? Пришлось их убеждать. Я спрашивал: «Вы за историческую справедливость?» «Ну, да, конечно». «Тогда ответьте: храм был построен возле вас, или это ваши дома появились возле храма?»
В общем, они согласились с моими аргументами. Да и убедились, что звон колокольный – им во благо. Ведь он не только привносит в души радость– от него гибнут болезнетворные бактерии, да и вообще, он оздоравливает атмосферу – наукой доказано. Со временем все привыкли, и теперь местные жители не мыслят праздники без колокольного звона.

И вот настал праздничный день!

Само торжественное освящение собора состоялось 15 февраля 1995 года, ровно через четыре года – день-вдень – после первой службы. Совершил его наш нынешний владыка, тогда еще архиепископ Днепропетровский и Криворожский Ириней.

15 февраля 1995 года. Владыка Ириней совершает чин Великого освящения Спасского собора


Следует остановиться на чине освящения. Он – особенный. Чем-то похож на крещение ребенка: там миропомазание применяется, вода святая... Храм окропляется внутри и снаружи. Престол новосозданный вначале омывается розовой водой, красным вином, которое должно впитаться в дерево.
После освящения храма совершили праздничную божественную литургию, по окончании которой мы благодарили всех тех, кто помог возродить собор. В ресторане «Украина» состоялся праздничный обед. А в театре им. Б. Захавы – концерт, который соответствовал духу праздника.
Фактически город в течение всего дня жил этим церковным событием.

На праздничном богослужении присутствовали сотни павлоградцев и гостей города.

15 февраля 1995 года. Духовенство и прихожане после Великого освящения собора и праздничного богослужения

                     Беседовал Игорь Захарук

Фото из архива Спасо-Нерукотворного Образа Кафедрального Собора